Иосиф Куралов (iosifkuralov) wrote,
Иосиф Куралов
iosifkuralov

Category:

В сиянии Муслима


Посмотрел на днях передачку по ТВ об Арно Бабаджаняне (был такой неплохой советский композитор армянского происхождения). Почти весь сюжет состоял из песен в исполнении Муслима Магомаева. И в какой-то момент этого сюжета ведущий сказал нечто такое (за точность цитаты не ручаюсь, но суть воспроизвожу): никто не мог разгадать загадку, почему поэты со своими стихами стояли в очередь к Бабаджаняну.

Тоже мне загадка. Потому что Магомаев пел песни Бабаджаняна. Потому и стояли в очередь. И не к Бабаджаняну, а к Магомаеву. Бабаджанян был всего лишь посредник в этой очереди.

 

А иногда поэты обращались к Магомаеву напрямую, как например, поэтвроссиибольшечемпоэт Евгений Евтушенко. Знаменитую песню «Чертово колесо» придумал именно он. Он не просто написал текст для этой песни, но и ПРИДУМАЛ, как ее надо петь голосом МАГОМАЕВА. Он позвонил сначала Бабаджаняну, потом Магомаеву и попросил его придти к Бабабджаняну «завтра днем». Встреча состоялась. Евтушенко  сам спел и сплясал всю песню. Бабаджаняну оставалось только написать настоящую музыку, а Магомаеву – спеть по-настоящему.

 

Но Евтушенко, при всей своей предприимчивости, не смог войти в песенный триумвират семидесятых годов. Место поэта в триумвирате занимал Роберт Рождественский. Не столь яркий и напроломный как Евтушенко, зато умеющий раствориться в композиторе и в певце. Композитор триумвирата, ясное дело, Бабаджанян. Певец – Магомаев.

 

Я иногда думаю вот о чем: если бы Муслим пел только свои песни, которые написал как композитор, или пел бы только итальянские песни, или только английские и прочие мировые хиты, или только оперные арии, и никогда не пел песен Бабаджаняна, то кто бы его знал, это Бабаджаняна? Ну да, знали бы его в Союзе композиторов СССР как выдающегося сочинителя Господь знает чего.

 

Что это я так на его наезжаю?

Ну, во-первых, в передачке ТВ прозвучал странненький вопрос (который я процитировал в начале и на который вроде бы ответил).

Во-вторых, в этой передачке почти не произносилось имя Муслима. А если и произносилось, то как-то через запятую с Кобзоном. Ну и составили бы сюжет из песен, исполненных этим выдающимся (без всякой иронии – выдающимся) исполнителем И. Д. Кобзоном. И правда, там была одна песня в его исполнении, я сразу ее услышал – как будто мне на уши цветовой фильтр поставили. И вместо ослепительной радуги в уши вяло потекла вялая серость серого цвета.

И в-третьих, я знаю причину всей этой нелепости: составить передачу из песен Муслима и умудриться почти не сказать о нем. Причина в том, что Арно Бабаджанян в последнем (может, предпоследнем) интервью,  называя певцов, исполнявших его песни, не назвал Магомаева. Это Магомаева очень удивило. После смерти Бабабджаняна его вдова Тереза звонила Муслиму и объясняла отсутствие его имени болезнью Арно.

 

Но, видимо, это было обострение армянской национальной болезни в отношении азербайджанцев, которая у Арно все-таки была. А у Муслима азербайджанской болезни в отношении армян не было никогда. Потому что после ухода Арно Муслим спел великолепный концерт памяти Бабаджаняна.

 

Муслим его простил. А вот наследники Бабаджаняна, судя по этой передачке, Муслима простить  не могут.

 

А за что его прощать? За то, что гений? За то, что азербайджанец?

Бог им судья.

Tags: Бабаджанян, Магомаев, композиторы, певцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments