Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Затмение, или Секс как повод для знакомства

    Кто говорит, что в СССР не было секса, тот ничего не понимает ни в СССР, ни в сексе. Я утверждаю: секс был! И мог начаться даже на городской отчетно-выборной комсомольской конференции.
    …Конференция проходила во Дворце культуры. Заканчивался обеденный перерыв. Пообедав и выкурив сигарету, я сидел в холле перед входом в зал и разглядывал ножки делегаток, среди которых были очень даже привлекательные девушки.

Collapse )

Сапог и Очкарик

    Кажется, фамилия его была Сапогов. Кличка Сапог. Мне – лет 12-13. Он на год старше, крупнее и тяжелее меня. Постоянно, в школе и на улице,  достает меня словом «очкарик» (ношу очки с 8 лет), тупо дразнит, изображая пальцами очки на своей морде.
    Однажды, после очередного такого «подкола»,  я, забыв снять очки, кинулся на Сапога, и он разбил их мне прямо на лице. Несколько осколков попало в левый глаз. Вызвали «Скорую». Меня увезли. Осколки вынули, глаз промыли. 
    На следующий день я увидел Сапога на улице, недалеко от нашего дома. Вышел и предложил: давай продолжим один на один. Он согласился. Я снял новые очки, положил в карман брюк. Мы сцепились. Он довольно быстро уложил меня и заорал: сдавайся! Я не сдавался.
    И тогда он совершил подлость: сидя на мне сверху, нащупал в моем кармане очки, несколько раз ударил по ним кулаком и разбил их.
    А в другом кармане у меня была рогатка, с прочной и хорошо тянущейся резиной, срезанной с использованных шахтерских противогазов, мощная, дальнобойная. И в качестве пуль не камешки, а тяжелые стальные шарики от подшипника, которыми, наверное, можно было и убить. 
    Откуда во мне взялись силы – не знаю: я стряхнул его тяжелую тушу, вскочил на ноги, зарядил рогатку и заорал: убью! Прицелился прямо в ненавистную морду Сапога.
    Он ничуть не испугался. А я думал, что если попаду в глаз, то стальной шарик, наверно, долетит до его мозгов, и Сапог сдохнет. Но Сапог не верил, что я могу выстрелить ему в глаз. Он, ухмыляясь, смотрел на меня. Во взгляде читалось: «Ну что ты можешь, очкарик? Очкарик без очков! Очкарик с разбитыми очками!». 
    Вокруг нас уже давно собрались пацаны и подбадривали, как зрители –  гладиаторов. Сапог схватил валявшуюся в придорожной пыли грязную затяжку (доска длиной побольше метра, шириной сантиметров 20, толщиной сантиметра полтора) и пошел на меня с тем же криком: убью! Ударив затяжкой плашмя, вряд ли можно убить, а если – ребром, то кто знает…
    Я зарядил самый крупный шарик и прицелился в коленную чашечку Сапога.
    Влет воробьев я, конечно, не бил, как некоторые пацаны врали про себя, но метров с 10 в сидящих на проводах попадал запросто. А тут вообще расстояние около метра – промазать невозможно. Вблизи я и без очков неплохо видел.
    Сапог размахнулся затяжкой – я выстрелил! Затяжка криво полетела мимо меня. Сапог рухнул на землю, свернулся в позу эмбриона и завыл. Потом катался по земле и орал: «Ты разбил мне чашечку! Ты разбил мне чашечку!» Как будто я разбил ему не коленную чашечку, а какую-то очень ценную, китайского фарфора, чашечку, которую он всегда носил с собой и никому не показывал.
    Ощущение победы, однако, не возникало, даже чувства удовлетворения не было: сраженный противник слал мне проклятия и угрозы.
    Я зарядил в рогатку второй шарик. Подошел к валяющемуся в пыли Сапогу и сказал: «Сапог посмотри на меня. – Он открыл заплаканные глаза и посмотрел. Я прицелился. – Сейчас я попаду тебе в глаз, твои мозги вылетят из ушей, и ты сдохнешь». Пацаны кинулись оттаскивать меня. Но Сапог среагировал быстрее. Он закрыл лицо руками и плаксиво заорал: «Не надо! Не надо! Не надо!».
    Что и требовалось доказать.
    Я свернул рогатку. Положил ее в карман. Достал из другого кармана осколки очков, высыпал Сапогу на голову и пошел домой.
    …Никакую чашечку я ему не разбил. На следующий день в школе, Сапог подскочил ко мне с протянутой рукой: «Здорово, Курал». «Здорово, Сапог»,– пожал я его руку как взрослый взрослому.
    Мы во всем подражали взрослым. И отношения выяснили не по-детски.
В тот день на мне были старенькие запасные, довольно позорные на вид, очки. Но Сапог этого не заметил. Он  больше никогда не замечал на мне очков.