?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Либералы и гомосексуалисты – близнецы братья?
iosifkuralov
    Если верить некоторым сетевым источникам, то на этих выходных «Белый Дом стал местом весьма знаменательного события для двух любящих людей». Капитан морской пехоты США Мэттью Фелпс сделал предложение своему невесте прямо в Белом Доме, около входа в овальный кабинет. Невеста – старший лейтенант Бен Шок предложение принял и расплакался. Вся эта ситуация названа "Рождественской историей в стиле современной Америки".
    Вечером того же дня Метью Фелпс написал у себя facbook: «Это особенный вечер – быть окруженным любящими людьми в удивительном месте – а самое главное, рядом с Беном. Спасибо за все волшебные поздравления, спасибо Бараку и Мишель Обаме, что позволили нам совершить обряд предложения у них дома».
    Вряд ли кто будет спорить с тем, что США – цитадель мирового либерализма. Со всеми втекающими (в виде гигантских материальных ресурсов высасываемых этой не нормально вооруженной и агрессивной страной из всей планеты Земля) и вытекающими (в виде предназначенных для внешнего пользования растлевающих человеческое сознание «идей», «учений», «течений», «деклараций» о правах всевозможных меньшинств – от социальных до сексуальных).
    Известно, что растленные сами постепенно становятся растлителями. Известно и то, что за соблюдением прав растленных растлителей из цитадели либерализма ревностно следят. Поэтому я не очень уверен в том, что состоявшая в Белом Доме гей-история «в стиле современной Америки» предназначена только для внутреннего пользования в США. Не верится, что вооруженные силы этой страны могут держаться на гомосексуалистах. И не верится, что в Белом Доме и впредь будут поддерживать гей-браки в вооруженных силах.
    Но в целом эта ситуация вполне вписывается во внутреннюю и внешнюю политику США.
    Внутри страны, если в вооруженных силах возникнет слишком много желающих заключить гей-браки, они легко решат эту проблему путем, например, перезомбирования имеющихся и потенциальных гей-влюбленных. Кто не поддастся перезомбированию, полагаю, будет уволены. На их место примут психически здоровых людей, которые, хочется верить, в США пока еще не перевелись.
    Но все-таки гей-браки в ВС США более рассчитаны для внешнего потребления. Они (гей-браки) могут стать в руках США инструментом давления на другие государства.
    В самом грубом варианте этим инструментом могут пользоваться примерно таким образом: мы – оплот демократии, цитадель либерализма, и у нас военнослужащие заключают однополые браки, а вы запрещаете даже гей-парады, поэтому у вас никакой демократии и либерализма нет.
    Лично я как гражданин своего Отечества на такой вариант ответил бы не менее грубо. Специально для этого случая перефразированным четверостишием гениального Маяковского.                                     
Либералы и гомосексуалисты – близнецы братья.                          
Сексуальные меньшинства – политические пигмеи.                              
Говорим – гомосексуализм, подразумеваем – демократия.                  
Говорим – либералы, подразумеваем – геи.
    Думаю, что нам категорически не нужны такой либерализм и такая демократия, которые предполагают не только разгул сексуальных меньшинств, но и, в конечном счете, жестокую диктатуру безумных меньшинств над нормальным большинством.
    Мы должны всеми силами противостоять нашествию этого безумия.
    На снимках: влюбленные геи.

tmplRczo_
tmpxSp9cUtmpTUMkUs

Юрий Зафесов. Мысль назавтра
iosifkuralov

Иногда заглядываю в журнал Юрия Зафесова. http://damoklov.livejournal.com/ Читаю его стихи, прозу, заметки. И думаю: хорошо пишет!

В общем-то, в моих рекомендациях Зафесов не нуждается. Его и так знают. А кто не знает, тот будет знать.

 

Шорохи под черепушкой...

Да, я заблудился бы в мире, когда бы
не свет этих ярких и хищных огней.
...Бывают такие красивые бабы,
что тихо вздохнешь и найдешь пострашней.
И станешь богаче, значительней, выше,
добьешься всего и поспеешь на суд,
где серые волки и серые мыши
последнюю корку подкорки грызут.

 

Подспудный дар...

Без пьянства нет ясности и прозрачности в голове. Каша-заунывная зурна.
          Замечал всегда - после 250 грамм водки словно мачты отходят от космического корабля - мысль набирает скорость и объем.
          Грань между пьянством и запойностью очень тонка. Полет может продолжаться неделями, а может и сразу захлебнуться в тупом безудержном помрачении.
          Результат всегда один - обломки корабля на дне бездонного каменного колодца и предстоит медленный-медленный подъем наверх к дневному свету.
          И все же трезвость - это спуд, гнет. Шоры. Ком, слепленный из чего попало. Из чего ни попадя.

 

Мысль назавтра

Мысль хороша - горька и солона!
Но что-то по дороге потеряла.


...Когда я делал муху из слона,
на крылья не хватило матерьяла.

 

Песочные часы с кукушкой...

Пусть годы проносятся мимо! Пора, брат, щетиной к звезде, в хрустальном гнезде серафима заняться резьбой по воде. Пора выходить из метели, пропившись на братском пиру, в лучах золотой канители взорив в изумрудном бору. Пора у огня оптимизма ладони погреть, Козерог! Пусть краеугольная призма лежит у исчадья дорог. Она дожидается часа, глотая и множа зевак. Мне их возвращает сетчатка, сбирая прозренья в кулак. Взметая листву и коренья, и черных, и белых ворон. И слышит, и видит, как время сочится с любой из сторон. И знает, что многого - мало! И в реку бежит косогор - то маятник режет, как масло, пластает на части простор. С последней своей остановкой - причалом в ночных небесах. С нелепой охриплой страховкой - кукушкой в песочных часах.

 

Этой жажды нельзя утолить...

Свет печи. Чуть колеблемый свет. Отогреем друг другу ладони. В этом сиром заброшенном доме нет покою от прожитых лет. Здесь зазря отгорает заря, паутина в углах шевелится. И восходят забытые лица, и кружится перо глухаря. Сквозь надсаженный хохот пурги, крепость бревен и одурь мороза снова слышится плач паровоза, а за дверью - чужие шаги.
         Долгий сон на краю немоты. Стол накрыт для продрогших в дороге. Мы наутро проснемся в тревоге: хлеб не тронут, а стопки - пусты. Этой жажды нельзя утолить, как нельзя в этой местности дикой - той, где свет разбавляют брусникой, от себя их приход утаить. Зов из тьмы очевиден вполне, как февральский взыскующий норов.
         "Спи, родная, но даже во сне не пугайся ночных разговоров!"


Николай Гумилев. Я целовал посланья лета
iosifkuralov


Исполнилось 125 лет Николаю Гумилеву.
Здесь три его стихотворения.
Можно было два.
Или двадцать.
Или пять.
Никакой разницы.
Из каждой строки – гений.


***

Ветла чернела на вершине,
Грачи топорщились слегка,
В долине неба синей-синей
Паслись, как овцы, облака.
И ты с покорностью во взоре
Сказала: "Влюблена я в вас" -
Кругом трава была, как море,
Послеполуденный был час.

Я целовал посланья лета,
Тень трав на розовых щеках,
Благоуханный праздник света
На бронзовых твоих кудрях.
И ты казалась мне желанной,
Как небывалая страна,
Какой-то край обетованный
Восторгов, песен и вина.


***
Застонал от сна дурного
И проснулся тяжко скорбя:
Снилось мне - ты любишь другого
И что он обидел тебя.

Я бежал от моей постели,
Как убийца от плахи своей,
И смотрел, как тускло блестели
Фонари глазами зверей.

Ах, наверно, таким бездомным
Не блуждал ни один человек
В эту ночь по улицам тёмным,
Как по руслам высохших рек.

Вот, стою перед дверью твоею,
Не дано мне иного пути,
Хоть и знаю, что не посмею
Никогда в эту дверь войти.

Он обидел тебя, я знаю,
Хоть и было это лишь сном,
Но я всё-таки умираю
Пред твоим закрытым окном.


ЖИРАФ

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
Ты плачешь? Послушай... далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.